Домой Технологии и рынок Пять мифов об энергопотреблении биткоина

Пять мифов об энергопотреблении биткоина

160
0

Миф 1 Майнеры тратят бездну электричества, осуществляя бесполезные вычисления

Люди, не понимающие фундаментальную компьютерную технологию, лежащую в основе биткоина, предполагают, что единственное занятие майнеров — жечь электричество с целью обогатиться новыми биткоинами. Эти критики заблуждаются, но их можно понять, поскольку сам термин «майнинг» несколько вводит в заблуждение. Откройте white paper биткоина, выпущенный в 2008 году. На его страницах вы не найдёте термина «майнеры» применительно к людям, которых мы называемых майнерами в наши дни. Единственно, как в документе упоминается майнинг, — присутствует параллель с добычей (майнингом) золота; в целом автор white paper называет участников сети биткоина узлами (нодами). Термин «майнер» впервые всплыл в 2010 году на интернет-форуме BitcoinTalk, и какое-то время наравне с  майнингом использовалось слово «чеканка» (minting). Когда за технологиями не стоят унифицированные корпорации или инвесторы, их совершенствующие и продвигающие, то термины, которые их описывают, органически возникают из недр сообщества пользователей. Майнинг — обманчивый термин, поскольку скрывает факты. Майнеры, то есть рудокопы или золотодобытчики, с серьёзными затратами выкапывают огромные ямы в земле, чтобы находить и извлекать на свет имеющие рыночную ценность металлы, минералы и драгоценные/полудрагоценные камни. Добывая эти ценности, они сжигают ресурсы. Несомненно, майнеры биткоина занимаются чем-то похожим, однако они с помощью фундаментальной новаторской технологии ещё и подтверждают действительность данных в компьютерной сети, осуществляющей работу механизма открытого консенсуса.

Можно дать исчерпывающее объяснение механизма майнинга, но лучше немного поговорим об открытом консенсусе. Он, бесспорно, полезен и не мог быть реализован в прошлом. Биткоин является не только активом, но и сетью связанных в интернете компьютеров, совместно ведущих учёт всех транзакций. Пользователь присоединяется к сети с помощью бесплатного программного обеспечения через устройство, имеющее выход в интернет. Далее компьютер позволяет ему посылать платежи в биткоинах на другие компьютеры и получать средства от других участников сети. Кроме того, компьютер помогает хранить и обновлять постоянно растущий список всех транзакций, именуемый блокчейном. Люди доверяют биткоину как средству сохранения стоимости и средству расчёта во многом потому, что могут видеть этот блокчейн и все транзакции за всю историю его существования (включая собственные).

Теперь вернёмся к вышеупомянутому открытому механизму консенсуса. В данном контексте консенсус означает всего лишь соглашение; мы просто пытаемся заставить группу компьютеров согласиться. Механизмы создания консенсуса нескольких компьютеров существуют с 1980-х. Эти старые механизмы позволяют, например, шести дата-центрам, принадлежащим IBM, синхронно хранить и обновлять важные для компании резервные данные. Сеть биткоина также хранит данные (транзакции) в кластере машин, и эти устройства должны поддерживать консенсус. Инновацией фундаментальной технологии блокчейн стал открытый механизм консенсуса. В нашем примере с группой компьютеров IBM только установленное число компьютеров (то есть шесть дата-центров) может участвовать в процессе одновременно, и только компьютеры, авторизованные IBM, могут присоединиться к работе (это своего рода внутрикорпоративная сеть). Механизм консенсуса биткоина позволяет участвовать бесчисленному числу компьютеров, и присоединиться может кто угодно (что в большей степени напоминает интернет). Это и подразумевается под открытым механизмом консенсуса. Именно поэтому люди говорят, что биткоин «децентрализован», и потому будет уместно назвать биткоин цифровой p2p-валютой в сравнении с централизованными цифровыми деньгами, созданными такими компаниями, как PayPal или Venmo, которые решают, кто вправе добавлять новые платёжные данные, и сами добавляют их. В старых закрытых механизмах консенсуса участники по очереди добавляют новые данные, и все они могут быть идентифицированы (и заранее известны). Если же число участников бесконечно, то как заставить их чередоваться и как можно узнать, что они не мошенничают? Именно здесь на сцену выходит майнинг биткоина. Каковы характеристики майнинга?

  • Майнеры выбираются случайно, по принципу лотереи.
  • Победитель выбирается каждые десять минут посредством алгоритма.
  • Чтобы быть выбранным, необходимо осуществлять дорогую и верифицируемую вычислительную работу («лотерейные билеты» стоят немалых денег).
  • Майнеры, пытающиеся ввести в блокчейн недействительные транзакции, не могут быть выбраны.
  •  

    Этот механизм делает мошенничество неэффективным, поскольку майнеры платят высокую цену даже за то, чтобы получить право участвовать в лотерее, и теряют свой статус, если пытаются представить недействительные транзакции. Лотерея всегда остаётся честной, поскольку цена «билетов» увеличивается по мере того, как их покупает всё больше людей. Иначе говоря, майнеры вынуждены состязаться. Таким образом, если множество людей желает тратить вычислительные мощности на присоединение к консенсусу, то цена участия растёт вместе с ростом сложности необходимой вычислительной работы. Больший объём вычислений подразумевает большую потребность в электричестве. Соответственно, энергопотребление биткоина растёт.

    Где-то эту систему можно рассматривать как «машину» Руба Голдберга (.). Если вы рассматриваете её именно так, значит, вы начали понимать, что такое биткоин! Это действительно сложный механизм, но на сегодняшний день единственный, позволяющий большому числу не идентифицированных компьютеров соглашаться с общими данными. Таким образом, это единственный путь к электронным p2p-деньгам. Энергопотребление в данном случае какое угодно, но только не бесполезное, поскольку энергия идёт на защиту данных транзакций стоимостью в сотни миллиардов долларов. В отличие от энергии, используемой «майнером» золота, здесь электричество идёт на обеспечение «золотом» широкой публики возникает сетевая инфраструктура p2p-платежей, доступная любому жителю планеты со смартфоном и выходом в интернет.

    Миф 2 Энергопотребление будет расти по мере увеличения числа транзакций; если биткоин когда-либо масштабируется до глобальных уровней, то океаны закипят

    Это в корне неверно. Мы уже выяснили, что энергозатраты на майнинг увеличиваются пропорционально интенсивности соперничества майнеров, а не числу подтверждённых транзакций. Подтверждение посредством цифровой подписи требует незначительного объёма вычислительной мощности. Не самый новый ноутбук способен верифицировать подпись за миллисекунды, и найти отражение этой работы в счёте за электричество едва ли возможно.

    Почему возникает столь огромная конкуренция и соответствующие ей расходы? Причины чисто экономические. Сейчас цена биткоина высока, и каждые 10 минут один майнер получает 12 с половиной новых лучезарных монет. Это здоровое состязание, поскольку подразумевается, что усилия, направленные на поддержание сети, масштабируются автоматически с ростом ценности транзакционных данных в блокчейне. Таким образом, чем большая ценность перемещается в сети (её рост вызван тем, что индивидуумы оценивают стоимость выше, чем отражает цена), тем больше ресурсов вкладывается в сохранение данных.

    Примечательно, насколько такая схема отличается от защиты данных, скажем, американского бюро кредитных историй Equifax и любой другой компании, работающей с огромным объёмом данных. Там усилия, затрачиваемые на сохранение информации, масштабируются в соответствии с оценкой руководством рисков и угроз.

    Последнее замечание о состязании между майнерами. Со временем оно может ослабнуть. Каждые четыре года награда в виде новых монет уменьшается вдвое, и так будет происходить до тех пор, пока запас биткоинов не закончится. Майнеры продолжат работать, поскольку они также могут собирать комиссии за транзакции, но совокупный объём платежей, получаемый майнером-победителем, вероятно, будет меньше, чем сегодня, даже если цена биткоина продолжит расти. Награды меньшего размера будут подразумевать, что объём вычислительной мощности, вкладываемой в достижение успеха, будет сокращаться, а уровень энергозатрат — снижаться.

    Миф 3 Транзакции, осуществляемые посредством кредитных карт, гораздо дешевле и менее энергоёмки, чем транзакции биткоина

    Это сравнение яблок и апельсинов. Транзакция по кредитной карте не является полноценным, законченным переводом. Это лишь разрешение на оплату, начало запутанного «танца», в котором участвуют как минимум пять сторон (владелец карты, банк — эмитент карты, сеть карты, эквайринговый банк и получатель платежа). В конце концов (спустя дни или даже недели) авторизованный платёж пройдёт через всю эту сеть игроков. Процесс заканчивается, когда пользователь оплачивает операции по кредитной карте, и он однозначно не происходит моментально, по одному клику.

    В отличие от этого биткоин-транзакция может считаться выполненной в тот момент, когда попадает в блокчейн. И она не проходит на своём пути громоздкие институции, аналогичные вышеназванным. Это правда, что майнер, поместивший транзакцию в блок, тратит некий объём электричества. Но он значительно меньше объёма электроэнергии, необходимого для полноценной деятельности как минимум трёх крупных финансовых компаний, которым приходится работать несколько дней, чтобы обработать транзакции по вашей кредитной карте.

    Миф 4 Майнеры биткоина загрязняют окружающую среду и продолжат это делать

    В использовании энергии самом по себе нет ничего плохого. Плохи парниковые газы, но не факт, что в обозримом будущем биткоин приведёт к увеличению их выброса. Кстати, если майнинг вдруг станет основной движущей силой энергопотребления на планете, то для окружающей среды это будет благом! Подобно тому, как революция в бытовой электронике привела в движение большие вычислительные мощности (явление, описываемое законом Мура), биткоин-революция способна стать катализатором аналогичного бума новаторских технологий в сфере экологически чистой энергии.

    На долю производства алюминия приходится примерно 3% глобального энергоснабжения, однако мы не видим, чтобы СМИ били тревогу из-за корпусов ноутбуков так, как они делают это в связи с биткоином. Производство алюминия нечасто рассматривается как проблема, поскольку тяжёлая промышленность способствует эффективной работе сектора электроэнергетического сектора. Почему? Потому что тяжёлая промышленность — крупный потребитель, который всегда ищет самый дешёвый источник электричества. Тяжёлая промышленность в теории может базироваться где угодно, и плата за электричество, как правило, образует значительный процент её общих затрат. Расходы на электричество составляют 40-45% затрат индустрии производства химических продуктов (например, хлора) и 30-50% затрат сталелитейной и алюминиевой промышленности. Соответственно, тяжёлая промышленность (опять же в теории) станет базироваться там, где цены на электричество ниже.

    Обычно спрос стимулирует предложение и вознаграждает тех, кто развивает более дешёвые варианты производства электричества. В последнее время это так называемая возобновляемая («зелёная») энергия дешевле всего энергия солнца и ветра, от неё не сильно отстают геотермальная и гидроэнергия.

    Однако для типичного собственника предприятия тяжёлой промышленности цены на электричество не всегда будут первостепенной заботой. Он вполне может обратиться к дорогой «грязной» энергии, если речь идёт о прибыли. Кроме того, предприятия предпочитают базироваться в тех странах, где находятся их клиенты, где ниже прочие затраты, а правительства их субсидируют, стремясь стимулировать рост производства.

    Цены на электричество более важны для майнеров, чем для типичных представителей тяжёлой промышленности. Счета за электричество могут составлять 30-70% расходов «добытчиков» криптовалют. Зато майнерам не приходится думать о местонахождении своих клиентов и решать логистические задачи. Цифровые по своей природе, биткоины имеют лишь два фактора производства — электричество и аппаратуру, и «доставлять» их по миру гораздо проще, чем, например, сталь. Один майнер перевёз свою ферму через все Штаты, на северо-запад страны, поскольку там доступна дешёвая энергия гидроэлектростанций. По его словам, «оно того стоило». По этой же причине майнеры выбирают Исландию или другие страны с избыточными электрическими мощностями. На земле вулканов и водопадов можно найти не только прекрасные виды, но и изобилие геотермальной и гидравлической энергии. Если майнинг действительно начнёт потреблять большие объёмы электричества в глобальных масштабах, то вызовет революцию «зелёной» энергии. Закон Мура прежде всего относился к невероятному прогрессу в материаловедении, но он также учитывал невиданный спрос на вычислительные мощности, стимулировавший этот прогресс и позволивший сделать изучение и развитие полупроводников прибыльным занятием. Если мы хотим увидеть аналогичную революцию в энергии, нам следует болеть за биткоин. Факты таковы, что сейчас сеть биткоина каждые 10 минут обеспечивает вознаграждение в размере $200 000 человеку, способному найти самую дешёвую энергию на планете, которая может оказаться и самой экологичной. Время, потраченное на поиск, того стоит.

    Миф 5. Со временем эффективность майнинга будет уменьшаться

    Мы уже знаем, что расход энергии не будет расти параллельно увеличению числа биткоин-транзакций. Энергопотребление может оставаться стабильным или даже уменьшаться, несмотря на стремительный рост их числа. Сейчас биткоин-сообщество пытается создать сети второго уровня или новые открытые механизмы консенсуса, которые позволят осуществлять тысячи и даже миллионы транзакций в секунду.

    Существуют разные подходы к решению проблемы масштабирования. Lightning Network и аналогичные инфраструктуры платёжных каналов нацелены на то, чтобы производить групповые платежи для нескольких транзакций, записывая в сам блокчейн лишь две транзакции, и обеспечивают автоматизированный контроль, избавляющий от необходимости полагаться на честность человека, осуществляющего групповой платёж. Другие разработчики экспериментируют с новыми открытыми механизмами консенсуса, потенциально способными осуществлять значительное масштабирование, уменьшая при этом энергозатраты. Не стоит забывать, что механизм консенсуса биткоина содержит встроенную лотерею, в которой майнеры соперничают за приз. Также стоит помнить, что цена каждого «лотерейного билета» определяется посредством верифицируемых вычислений. Эти вычисления называются доказательством выполнения работы (Proof-of-Work), поэтому и механизм консенсуса биткоина часто называют PoW. Разработчики эфириума в свою очередь сейчас экспериментируют с механизмом консенсуса на основе доказательства доли владения (Proof-of-Stake) под названием Casper. При такой схеме работы майнеры (или валидаторы) по-прежнему состязаются за приз в лотерее, но на этот раз доказывают, что владеют неким объёмом криптовалюты (или её долей) в блокчейне. Возможно, более уместно называть их акционерами, а не майнерами, но кто знает, какое название приживётся и будет ли доказательство доли владения столь же надёжным и эффективным, как доказательство выполнения работы.

    Единственное, в чём стоит быть уверенным, — это в том, что в сфере цифровых валют нет недостатка в инновационном мышлении, а значит, криптовалютная революция может оказаться гораздо более «зелёной», чем мы предполагаем.

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here